Заморский принц оказался тираном

Заморский принц оказался тираном- Если я позвоню дочери, муж заставит ее всю ночь стоять на коленях! - со слезами рассказывает петербурженка Зоя Михайловна. - Он разрешает 26-летней Олеське разговаривать со мной, только когда сам находится рядом и подсказывает, что отвечать.

Поэтому все, что может услышать Зоя Михайловна, это заверения: «У нас все хорошо!» Как на самом деле поживает ее дочка в Объединенных Арабских Эмиратах, мать узнает буквально детективными методами через посторонних людей. И вести доходят нерадостные.

Олеся живет в однокомнатной квартире без окон вместе с мужем и двумя детьми. За одной перегородочкой расположились мать и сестра ее мужа, за другой - брат. Спит женщина вместе с детьми на полу. Из дома ее выпускают редко. Лишь иногда, поздно вечером, муж позволяет сходить с детьми в парк. Олеся всегда носит хиджаб и длинное черное платье, оставляющее открытыми лишь кисти рук. У нее нет подруг и даже знакомых, потому что муж против этого. Он спрятал Олесин паспорт и не разрешает ей устроиться на работу. Фактически молодая женщина выполняет роль прислуги - убирает в квартире, стирает, готовит и подает на стол. Совсем не об этом мечтала Олеся Янушевская, когда выходила замуж за Ибрагима Абдаллу.

Арабские Эмираты - рай не для всех

- Он же чернокожий! - ужаснулась Зоя Михайловна, узнав, что 17-летняя дочь встречается с 22-летним иностранцем.

- Ну и что? - пожала плечами Олеся. - У них такие наивные глаза, их так жалко!

Мама была в шоке: как можно полюбить человека другой веры, привыкшего к совершенно непохожему укладу жизни? Но дочь все это не пугало. Олеся приняла мусульманство и переехала жить к Ибрагиму. Он тогда был студентом Института нефти и газа. Родители присылали студенту 300 долларов каждый месяц - на это молодая семья и жила.

Вскоре родилась Аль-Захра, и семейство перебралось в город Дубай. Но зарабатывать своим трудом Ибрагим по-прежнему не желал - теперь его содержал младший брат Хасан. Потом родился еще один ребенок, мальчика назвали Абдурахман, что означает раб Милостливого. Но судьба совсем не милостлива к малышу. Отец постоянно устраивает скандалы по любому поводу, поэтому дети привыкли прятаться и помалкивать. Все прегрешения Олеси и детей Ибрагим записывает в особую тетрадь. И если не может наказать провинившихся сразу, то воздает по заслугам на следующий день.

Побег

- Мамочка, забери меня! - со слезами умоляла Олеся, когда с чужого телефона ей удалось дозвониться до Петербурга.

Зоя Михайловна с мужем решили устроить побег. Главная сложность состояла в том, что у их дочери не было ни денег, ни документов. Но родителям удалось договориться с консульством в Дубае, что загранпаспорт Олеси выдадут другой россиянке. Выкупить его пообещала Ольга. Она тоже из России, вышла замуж за араба и давно уже живет в Эмиратах. Счастья здесь женщина не обрела, но муж, по крайней мере, не запрещает ей выходить из дома. Несколько дней Ольга ждала Олесю в магазине, чтобы передать документ. Наконец Ибрагим ненадолго отлучился из дома. Олеся упросила свекровь отпустить ее погулять с детьми, а сама побежала навстречу Ольге. Вместе с паспортом та отдала ей деньги на билет - их заранее прислала из России мама.

- Когда покупала билет в аэропорту, руки дрожали, - вспоминала потом Олеся.

Бедной женщине казалось, что вот-вот примчится муж, что детей не выпустят вместе с ней без письменного разрешения отца… Это были не пустые страхи. Олеся знала не одну историю о том, как у россиянок отнимали детей, а их самих высылали из страны.

Но все обошлось. В Москве Олесю и малышей встретил дедушка. Он привез им теплые вещи - ведь убежали они в том, в чем были, а в России была середина января.

Равнодушная Родина

Путешествие из 30-градусной жары в мороз минус 20 далось тяжело. Малыши разболелись. Врач прийти отказалась - ведь ни полиса, ни прописки у беглецов не было. Началась долгая волокита с получением свидетельств о рождении, справок о гражданстве и прописке. Оказалось, что без всех этих бумажек беглецы словно бы и не существуют. А несуществующим людям и помочь нельзя.

- На работу ее тоже не брали, - жалуется Зоя Михайловна. - А деньги были очень нужны, они ж без вещей приехали.

Олеся просто не выдержала всех этих трудностей. Да еще муж звонил ежедневно, уговаривал вернуться, обещал исправиться. В общем, через 10 месяцев она уехала обратно в Эмираты.

Зоя Михайловна отговаривала дочь, убеждала не верить обещаниям. Но удержать не смогла. Тогда она взяла обещание с матери Ибрагима. И та поклялась Аллахом, что у Олеси будет паспорт и мобильник, что ей дадут возможность устроиться на работу, а детей летом отпустят к бабушке в Петербург.

Сама виновата

Но, как оказалось, клятвам этим грош цена. В январе дочь позвонила и, рыдая, стала умолять:

- Спаси! Еще хуже стало, муж мстит мне за побег! Я беременна.

Олеся просила прислать тысячу долларов. Мол, тогда Ибрагим отпустит ее в Россию, чтобы сделать аборт. Мать повздыхала, посетовала на «дурость» дочери, но делать нечего, наскребла нужную сумму и отправила.

- После этого сколько ни звонила - телефон блокирован, - говорит Зоя Михайловна. - А когда наконец дозвонилась, Ибрагим гулял в ресторане. Сказал, что передумал отпускать Олесю. У меня уже злости не хватает - готова своими руками задушить! Но, боюсь, духу не хватит…

Мать бросилась звонить в консульство, но там ей ответили, что раз дочь вернулась, значит, не так уж ей и плохо. Конечно, Олеся сама виновата, но разве это значит, что ей не нужно теперь помогать? Сотни российских девчонок ежегодно выходят замуж за иностранцев и уезжают искать счастья за границей. Большинство из них не знают ни законов, ни обычаев другой страны и не могут сами постоять за себя. Проще всего сказать, мол, сами дуры. Но ведь большинство искательниц счастья остаются гражданками России и продолжают до последнего надеяться, что в беде Родина им обязательно поможет, пишет Комсомолка.

ОАЭ, 2006