У русской отобрали цветных детей

Анастасия ЗавгородняяАнастасия Завгородняя, живущая в финском городе Вантаа, лишилась четверых детей. Их забрали финские социальные службы, по подозрению в жестоком обращении с малышами дома.

Теперь Анастасия рассчитывает на помощь России.

- Я надеюсь на помощь российской стороны, уполномоченного при президенте по правам ребенка Павла Астахова, и лично Владимира Владимировича Путина, который уже высказался по этой теме. Я обращалась в финский парламент, в министерства, но услышана не была. Но у меня двойное гражданство, поэтому я надеюсь на помощь России. У старшей дочери, Вероники, тоже есть российское гражданство. Остальным детям мы сейчас его делаем.

Муж Завгородней родом из Судана, хотя в Финляндии живет уже 20 лет и имеет финское гражданство. «Если он переедет в Россию, то сделает российское, конечно, говорит Анастасия.

На вопрос, планируют ли переезжать в Россию, Анастасия пока не готова ответить.

- Есть такие мысли, но вначале хотелось бы получить назад детей.

- А в России есть куда ехать?

- Сейчас мы размениваем квартиру с братом, но конечно, надо еще брать кредиты чтобы купить жилье на такую большую семью.

История началась еще 24 августа. Тогда старшую дочь, шестилетнюю Веронику, мальчишки толкнули в школе, она ударилась головой о стену и получила сотрясение мозга.

- Ей стало плохо после этого, и учительница положила ее на диван, - рассказывает мать. – Вечером дома она рассказала, что произошло, когда ей опять стало плохо.

На следующий день Веронику отвезли в дежурную больницу города Вантаа. Там ей диагностировали сотрясение мозга. На дообследование отправили в Хельсинки. Там нам выписали панадол и отпустили, сказав что дальнейшего лечения не требуется.

- После выходных мы попытались получить в школе отчет о происшествии, чтобы с ним обратиться к частным врачам, - продолжает Завгородняя. - Пошли к ректору школы, она обещала разобраться. Но через несколько дней перезвонила нам и сказала, что свидетелей нет, и, видимо, ребенок говорит неправду. Возможно, сказали в школе, травма была получена дома. Отчета мы так и не дождались.

Анастасия обратилась в социальную службу с просьбой помочь разобраться. Встреча в школе была назначена на утро 7 сентября. Но работники соцслужбы на встречу не явились. Вместо этого они, как выяснилось позднее, поехали в Хельсинки, где Вероника находилась на плановом логопедическом обследовании по финскому языку.

- Когда я пришла ее забирать, мне сказали, что ребенка не отдадут, ее отправили в клинику исследовать на предмет домашнего насилия, - рассказывает мать. - Я поехала в клинику, врач делал осмотр при мне, и сказал, что нет ни царапинки, ни синячка, ничего. Стали ребенка спрашивать, кто ее бил. Она на финском рассказала про инцидент в школе. «Знаете, говорят социальные работники, в школе это не подтверждают, и у нас есть подозрения, что это с ней случилось дома. Мы написали на вас заявление в полицию, и забираем детей до завершения расследования».

- Я пыталась возражать, но меня никто не слушал, - Анастасия рассказывает ровно, чувствуется, что уже не в первый раз. - Ребенок плакал. Мне сказали, что если я не уйду, они вызовут полицию. Полиция приехала. Я была беременная на 9-м месяце, но несмотря на это меня тащили по коридору под руки, вытащили на улицу. Мой муж попытался пройти в клинику, услышав плач ребенка, но его повалили и одели наручники.

По финскому законодательству, отмечает Завгородняя, ребенка и родителей обязаны выслушать, узнать их мнение. Но ничего такого не было.

Родителям выписали штрафы за сопротивление полиции, 96 евро мужу и 81 евро жене (штраф в Финляндии рассчитывается исходя из доходов).

Оказалось, что близнецов, еще двоих детей, социальная служба уже забрала из детского сада. У Анастасии тем временем пришло время рожать.

- На встрече с соцработниками нас заверили, что новорожденного не заберут ни в коем случае, - рассказывает мать. - Но через неделю после родов забрали и его. Не предъявили никаких постановлений, ничего. «Срочное изъятие ребенка, так как ему грозит опасность» - вот и все объяснение. То есть если папа шлепнул Веронику по попе, то шлепнет и новорожденного.

Я предложила, что перееду куда они скажут или буду приходить, новорожденного ведь надо кормить. «Нет, отвечают, вы не можете». Я дала им замороженное молоко, сколько успела собрать, через час звоню в приемную семью, где находится мальчик. «Кормим смесями», говорят. Почему не дали мое молоко – не знаю. Может, было лень размораживать…

Теперь Завгородней говорят, что надо ждать до понедельника, даже чтобы подъехать накормить младенца.

Финский правозащитник, председатель Антифашистского комитета Финнляндии Йохан Бекман считает, что причина произошедшего – русофобские убеждения финских соцработников.

- Финский омбудсмен уже говорила, что в России рекомендуется бить детей. Откуда у нее такая информация – неясно, - говорит Бекман.

При этом, напоминает правозащитник, Комитет по правам ребенка ООН который год упрекает Финляндию в нарушении прав детей, но все это спускается на тормозах. Тем более удивительно такое рвение в отношении мигрантов.

По информации международного общественного движения «Русские матери», семья Завгородних стала уже 35-й семьей частично из России, пострадавшей от ювенальных строгостей финских властей. С действиями соцработников пришлось столкнуться 49 детям.

С другой стороны, многие полагают, что опасность преувеличена. Финские социальные службы просто стараются делать свою работу хорошо. Не секрет, что во многих семьях выходцев из России родители страдают алкоголизмом, а дети оказываются голодными и без присмотра, пишут Известия.

Финляндия, 2012