У петербурженки забрали маленькую дочь

Анастасия ПююконенЗа помощью к правозащитнику Йохану Бекману обратилась еще одна россиянка. Петербурженка Анастасия Пююконен вышла замуж за финна чуть больше двух лет назад. Но брак оказался недолгим.

- После восьми месяцев семейной жизни я поняла, что нам с Петтери лучше расстаться, - рассказывает Анастасия. - Одна из причин - это его плохое отношение к нашей дочери Лауре. Я встретилась с социальными работниками, и они пришли к выводу, что в этой ситуации мне и дочке лучше на некоторое время покинуть семью, и предложили пока пожить в приюте города Миккеле.

Отношения между супругами накалились до такой степени, что Анастасии пришлось фактически сбежать из дома с грудным ребенком. - После того, как я уехала в приют, мой бывший муж господин Пююконен решил забрать дочку себе. Он настоял на срочной комиссии, которая должна была решить, с кем жить ребенку.

Насте на этом совещании не предоставили ни адвоката, не переводчика. А она тогда очень плохо говорила по-фински.

- Я поняла только, что дочка останется у меня до конца недели, - добавляет Настя. - А потом будет еще совещание, на котором этот вопрос будет решен окончательно. Я очень боялась остаться без помощи адвокатов в Миккеле. В этом городе Петтери работает прокурором, и я не надеялась на помощь юристов, боялась, что мне опять не дадут переводчика и что в такой ситуации соцработники могут оказаться необъективными.

Я уехала с дочерью в приют в Хельсинки, - продолжает Настя. - И сообщила полиции, где мы находимся - это не было тайной, не было похищением.

Через полчаса в приют вошли соцработник и женщина-полицейский. Они забрали ребенка до утра, сказав, что маме с дочкой нужно уехать назад в Миккеле.

- Утром мы вернулись, а на следующий день я получила временное решение суда, который назначил моего мужа единоличным опекуном, - вспоминает Настя. – Социальные работники отдали Лауру отцу. На том основании, что я якобы пыталась вывезти ребенка в Россию. Такую жалобу написал мой бывший муж.

Против молодой мамы завели уголовное дело. Оказывается, на совещании говорилось, что ребенок должен оставаться в приюте.

Разбирательства по делу продолжаются до сих пор. Настя опасается, что окончательное решение суд примет не в ее пользу.

- Пока рассмотрение дела происходит в том городе, где работает Петтери, это нереально, - считает Анастасия.

Правозащитник Йохан Бекман согласен, что шансов у женщины не так много.

- Я не имею права сказать, что их совсем нет, – говорит правозащитник. - У нас есть система, есть законы, которые должны действовать в интересах ребенка. С другой стороны, эта же система позволила забрать у мамы такую маленькую дочку. Малышке ведь тогда было всего восемь месяцев.

Сейчас Анастасии разрешается видеть дочку только два раза в месяц. Маленькая Лаура не говорит по-русски, информирует Комсомолка.

Финляндия, 2010