Турок не отдает дочь бывшей жене россиянке

Мария БубноваРоссиянка утверждает, что ее маленькая дочка попала в стамбульский плен В свою очередь отец-иностранец скрывает местонахождение ребенка и во всем обвиняет русскую жену, пока жену. В непростых международных отношениях двух родителей разбиралась «Комсомолка». Пять лет назад в Казани Мария Бубнова познакомилась с симпатичным (!?) турком Невзатом Келдалом. Трудностей перевода, как это обычно бывает, не возникло. Девушка, отучившись в местном учебном заведении, к этому времени практически бегло говорила по-турецки. Романтические отношения довольно быстро привели к свадьбе. Затем жизнь в солнечной стране и счастливое событие для молодоженов - рождение маленькой Мелиссы. Более года назад семья с ребенком вернулась в Казань. Но отношения дали трещину. Турок начал ставить жену на место, пропадать где-то.

- Мои родственники видели, как тяжело мне дались последние месяцы совместной жизни. Не хочу даже вспоминать, - объясняет 29-летняя Мария. И вот, набравшись смелости, молодая мама собралась и сказала: - Невзат, хватит! Я хочу подать на развод. 33-летний мужчина, естественно, вспылил, сказал все, что думает о русских женщинах, и улетел в Турцию. - Я этого так не оставлю! Я тебе покажу! - кричал он в запале по телефону. Но буквально на следующий день смирился и покорно сказал: как скажешь. Маша и расслабилась. И пока еще муж пригласил их вместе с дочкой отдохнуть в Турции. Еще 10 мая мама и ее 4-летняя дочь Мелисса должны были вылететь из Турции обратно в Казань. Но в самолет девочка так и не попала.

АХ ЭТО «ЕСЛИ БЫ...»

- С утра муж позвал меня в торговый центр докупить необходимые вещи перед вылетом. Когда мы вернулись домой, Мелиссы уже не было. Оказалось, что от меня ее спрятали родственники супруга, - со слезами на глазах вспоминает Мария. - Он неожиданно сказал, что не полетит обратно и ребенка не отдаст! Выяснилось, что он давно к этому готовился и планировал. Так как у него на руках уже было судебное решение о запрете на выезд Мелиссы за границу. А дальше - суровые реалии жизни. В кошельке ни лиры - все потрачено в торговом центре, дверь бывшего семейного очага - под замком, все близкие когда-то стали врагами...

Невзат Келдал- Выхода не было. Пришлось возвращаться в Казань, чтобы решать вопрос уже отсюда, - рассказывает Мария. - Я понимаю, что зря поехала на родину мужа и дочки, но я хотела поступить по-человечески, не лишать папу и родственников общения. Вот только мама не учла, что пока они с дочкой находились в России, они были под защитой наших законов. Мама могла написать заявление в миграционную службу с требованием запретить вывоз девочки за границу без ее разрешения. Причем процедура такова, что муж-иностранец узнал бы об этом только на границе, когда его «завернули» обратно в Казань. И тогда бы папа никак не смог бы получить Мелиссу к себе. Невзат оказался более подкован с юридической стороны - в других странах тоже есть подобные меры. Чем, видимо, он и воспользовался. из личного архива героя публикации Маленькая Мелисса Келдал стала "заложницей" в споре родителей.

«ПИЛА. ПИЛА КАЖДЫЙ ДЕНЬ»

Но папаша не только вник в эти юридические тонкости. Поговорив с умными людьми, после некоторой паузы он заявил: - Мать девочки не заботилась о ней, скинув этот груз на бабушку. Каждый день пила. Интересно, что если посмотреть на подобные случаи, то подобные фразы от иностранцев звучат на каждом судебном процессе. Ведь в Турции уверены, что русская жена априори не может быть хорошей матерью. Мол, и вообще чего ждать от русских - пьют все. Вон в отелях посмотрите! Именно такую версию и хотят слышать в судах других стран. И быстро принимают решение в пользу отца. - Может, я тоже неправ, - допускает Невзат. - Но это наши проблемы, не ребенка. У нее мама есть, зачем бабуле скидывать. - Не верьте вы им! Мария даже на праздники-то не напивалась никогда, - заверяет ее подруга-соседка. - И всегда мы гуляли вместе с Мелиссой. Целыми днями на воздух в лес, в парки в выходные уезжали. Друзья также и фотографии показывают, где комнатка маленькой дочурки завалена игрушками. Сама Маша уже не хочет ни с кем общаться. Она лишь пытается дозвониться до Невзата. А в ответ муж прислал эсэмэс: «Все хорошо. Никаких проблем. Я ее отец!»

А потом пока еще муж согласился на развод. Вот только в турецком суде. Так что Мария сейчас собирает деньги на частые перелеты и адвокатов. Ведь развод разводом, а вызволять ребенка нужно. На этом очередная сказка о счастливой жизни с иностранцем заканчивается и начинается судебный кошмар - по разделу ребенка. Маленькая Мелисса до сих пор находится в «заложниках» на родине отца. - Мама уехала, - объясняют заботливые турецкие родственники. - Пропала куда-то.

ВСЕ ПО ЗАКОНУ

Действительно так это назвать ни у одного юриста, который начнет разбираться в этом деле, язык не повернется. Нет, можно было бы подвести под Гаагскую конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, но... - Несмотря на то что она как раз касается подобного рода споров, есть одна существенная особенность, - рассказала «Комсомолке» уполномоченный по правам ребенка в Татарстане Гузель Удачина. - Еще в 2011 году Россия ратифицировала эту конвенцию. Вот только этого мало. Чтобы она заработала в отношениях с другими государствами, необходимо их признание вступления в конвенцию нашей страны. А на данный момент Турция этого не сделала. Поэтому конвенция не действует в подобных случаях. Так что случай с Мелиссой не может быть признан похищением. Также нужно понимать, что даже по российским законам де-юре и мама, и папа имеют равные права на ребенка.

Турция, 2015