С двумя чемоданами обратно

Ирина СидельниковаИрина Сидельникова переехала в Великобританию в возрасте 18 лет. Ее жизнь там складывалась вполне успешно: она получила три высших образования, работала в солидных компаниях, снимала квартиру в центре Лондона. Несколько лет назад родила дочку. С отцом своего ребенка (Джеромом Гаджеоном) Ирина не регистрировала официально брак, но тем не менее, когда они расстались, мужчина выразил желание принимать участие в воспитании дочери. Несколько дней в неделю девочка проводила в квартире отца. При этом почему-то он настаивал именно на ночном пребывании четырехлетнего ребенка.

Однажды девочка стала жаловаться на резкие боли внизу живота. Она объясняла, что перед сном ее моет в ванной новая подруга отца и при этом делает ей больно. Мать сразу же побежала к доктору. Опытный врач, видимо, не в первый раз сталкивающийся с подобными жалобами детей, тут же высказал предположение о сексуальном насилии и порекомендовал женщине идти в полицию.

Впрочем, в полиции от жалоб матери только отмахнулись, посоветовав ей обратиться в социальную службу. Спустя пару недель пришла работник опеки, коротко поговорила с девочкой, а на рассказ матери о подозрениях доктора ответила так: "Я уверена, что он не имел это в виду".

Но спустя какое-то время девочка сама проговорилась в разговоре с матерью и бабушкой, рассказав, чем именно занимается с ней папа. Шокированная мать записала рассказ дочери на диктофон. А потом отправила запись своему адвокату. Реакция защитника повергла ее в ужас: "Вы не имеете права разговаривать с ребенком о подобных вещах. В этом случае суд имеет право забрать у вас ребенка".

Неожиданно выяснилось, что отец девочки является постоянным членом садомазохистского клуба. Но когда Ирина попыталась проконсультироваться у психолога, можно ли такому человеку доверять воспитание ребенка, ее ждала не менее жесткая отповедь: "Этим занимаются не какие-нибудь дворники, а обеспеченные, креативные люди. Если вы этого не понимаете, у вас самой проблемы с психикой".

В конце концов, это дело все-таки попало в суд. Но решающим стало заключение работников соцслужбы, где сначала подтверждался факт развратных действий отца с ребенком, а потом шло заключение: "Поскольку эти действия имели место лишь однажды, этого недостаточно, чтобы лишать ребенка общения с отцом". Суд полностью поддержал это заключение, дополнив его следующей фразой: "Поскольку мать не согласна с решением суда, будет назначено следующее заседание для передачи опеки над ребенком отцу".

Поняв, что британское правосудие не только не защитит ее ребенка от отца, но даже может предоставить ему опеку над девочкой, женщина решилась бежать в Россию. Бросив налаженную жизнь (в тот момент Ирина как раз получала третье образование на высших адвокатских курсах), она вместе с дочкой и двумя чемоданами уехала в Москву, передает pravda.ru.

Но отец ребенка нашел их и здесь. Он обратился с иском в Бутырский районный суд, требуя разрешить ему встречи с девочкой. Судебное разбирательство длилось несколько месяцев. Для выяснения обстоятельств судья, в частности, потребовала провести психологическую экспертизу ребенка. В течение месяца девочка ходила на собеседования к психологу. Заключение экспертов не оставляло сомнений: по их мнению, общение с отцом может нанести ущерб психике ребенка. Представитель опеки на суде также заявила свой протест встречам отца с дочерью.

И тем не менее, судья Валентина Шатилова их разрешила. Теперь отец во время приездов в Россию имеет право общаться с ребенком два дня подряд в вечернее время в течение двух часов. Правда, в присутствии психолога. А со временем можно будет вновь обратиться в суд, чтобы добиться встреч уже без присутствия посторонних лиц.

Великобритания, 2012