Россиянка судится за детей с американцем

Марианна Гринь и Павел АстаховНе будь Марианна Гринь россиянкой, а ее бывший муж американцем, никто бы этой истории и не заметил - тысячи их. Однако дело вдруг приобрело политический оттенок: будто сошлись не экс-супруги, а две державы. Понабежали болельщики, разве что флагами не машут.

Впрочем, Марианна Гринь больше американка, чем россиянка. Родилась в Москве, но в восьмидесятых родители увезли пятнадцатилетнюю девочку в США. Она окончила Гарвард, стала юристом, нашла хорошую работу... и влюбилась. Нью-Йоркский адвокат Майкл МакИлрот был высоким, красивым, обеспеченным.

Они поженились и вскоре стали работать вместе - в крупнейшей энергетической компании Америки «Дженерал Электрик». Марианна родила первого ребенка. Затем мужу предложили возглавить юридический отдел компании в Италии. Семья перебралась во Флоренцию и прожила там больше десяти лет. За это время супруга родила еще троих. А после этого вспыхнула семейная война: развод, суд об опеке над детьми. Два опытных юриста сошлись в битве за то, кому воспитывать троих сыновей и дочь. Бой идет уже три года и еще не закончился.

Хочется верить

Диспозиция такая: полтора года назад флорентийский суд оставил опеку над детьми у обоих родителей. Но жить они должны с отцом. Мама имеет право с ними встречаться, каждую неделю забирать их к себе. Марианну Гринь это не устроило, и она, забрав ребят, дала деру. На катере добралась до Хорватии, оттуда самолетом - в Петербург, здесь у нее имеется квартира.

Майкл МакИлрот подал теперь уже в российский суд. Потребовал признать и исполнить решение суда итальянского, благо на этот счет между нашими странами есть договор. Недавно городской суд Петербурга вынес вердикт: МакИлроту отказать. Дети пока остались с матерью. Вот тут-то Инга Рантала и удивилась, почему я не радуюсь решению, которому она и ее подруги так громко хлопали. Попробую объяснить.

Марианна Гринь - обаятельнейшая женщина. Первый раз мы с ней встретились в кафе. Милая, улыбчивая, в простеньком джемперочке. - Мы же уехали из Флоренции с одним чемоданом, я и забыла, как в России холодно, вещи нам давали кто мог, - объяснила она свой неказистый наряд.

Заказал ей большую чашку кофе. Она так трогательно грела об нее тонкие руки. Ей очень хотелось верить. И я верил, как и десятки людей до меня. Качал головой: ай-яй-яй, какой же у вас бывший муж изверг! Благо Марианна обидных слов в адрес экс-супруга не жалела: мол, и другую завел, и детей бил. Сомнения и вопросы возникли, когда я принялся проверять достоверность того, что рассказала мне эта милая женщина.

Интерпол не в курсе

Всероссийскую известность Марианна Гринь получила, когда поучаствовала в акции одной из прокремлевских организаций в поддержку «закона Димы Яковлева». И, хотя к теме усыновления женщина не имеет никакого отношения, именно она стала центром композиции у дверей генконсульства США в Петербурге. Еще бы, взять и демонстративно порвать американские паспорта - свой и детей!

И вот в кафе, рассказывая о преследованиях со стороны бывшего мужа, Марианна поведала: - Он выкрал из моей квартиры во Флоренции мой американский паспорт и паспорта детей. У нас остались только российские. С тех пор других документов нет.

Но что же тогда рвала Гринь у дверей генконсульства США? Муляжи? Оказалось, что нет, настоящие. - Паспорта все равно просроченные были, - проговорилась Марианна. - Я же пятнадцать лет в Америке не была, а продлевать было незачем. Откуда тогда у консульства появились «украденные» документы? Объяснить не смогла. Или не захотела.

Затем пошли другие нестыковки. - Когда я сбежала из Италии, американский папа моих детей тут же меня в Интерпол выставил! - пожаловалась Марианна. - Я теперь международная преступница. Украла собственных детей и не имею права выехать никуда, меня арестуют на границе!

Посмотреть, кого ищет Интерпол - не проблема. На сайте этой организации в разделе «Разыскиваются» я ввел установочные данные: пол, гражданство, возраст. Портал выдал шестнадцать имен. Гринь среди них нет. Позже, разговаривая с Майклом МакИлротом, я спросил его насчет заявления в Интерпол. Тот даже обиделся: - Да вы что? Она же мать моих детей! Кстати, в отличие от бывшей жены, Майкл о конфликте говорить отказывается. О детях, переживаниях, планах, родственниках - пожалуйста, о разногласиях с Марианной - нет. Объяснил: не хочет, чтобы ребята слышали, как родители ругаются и рассказывают друг о друге нехорошие вещи.

Сотрясение воздуха

Но вернемся в кафе, где мы сидим с Марианной. Тем более, она уже подошла к самой болезненной теме - избиения детей. - Мы были не бедные, - рассказала Гринь. - У мужа высокооплачиваемая работа, которая вынуждает его путешествовать по всему миру, потому что он ответственный за судебные дела отдела нефти и газа огромной американской корпорации. Живет на самолетах и, естественно, уезжал из дома. Что делал в командировках - недельных, двухнедельных - только он знает. А в какой-то момент стал открыто вести отдельную жизнь.

В этой отдельной жизни суд и социальные службы поначалу установили порядок, весьма характерный для Италии: дети живут с мамой, а отец может их забирать на выходные. И тут случилось странное: ребятишки, только недавно весело проводившие время с папой, с удовольствием ездившие с ним в отпуск, вдруг отказались с ним встречаться. Свое нежелание они проявляли бурно: со слезами и истериками, будто в одно мгновение родной человек превратился для них в монстра.

Марианна объяснила это так: - Он заставлял их жить с ним, а они не хотели. И тогда начались побои. Однажды, еще во Флоренции, МакИлрот собрался отвезти младших детей к себе. Но старший, Сэм, бросился на папу и стал силой вырывать братьев. После этого Сэм некоторое время ходил с лангеткой на руке. Мать говорит, это был перелом. Адвокаты отца - растяжение.

- Я обращалась в полицию, во Флоренции на него заведено уголовное дело, - добавила Гринь. Впрочем, тут же противоречила сама себе: - У него везде связи, никто не хотел открывать дела против него. Эта сцена повторялась много раз: после встречи детей с отцом Марианна вела ребят в госпиталь, заявляла, что Майкл их бил, перечисляла симптомы: тошнота, головная боль. Врачи писали предварительный диагноз: черепно-мозговая травма, сотрясение мозга. С этими документами Гринь шла в полицию и писала заявления на экс-мужа.

- Я никогда не была против, чтобы мой бывший супруг общался с детьми, - чуть ли не поклялась Гринь. - Но он же не может с ними просто общаться, начинает их бить! На вопрос, почему при таком раскладе итальянский суд передумал и отдал ребятишек отцу, Марианна имеет все тот же четкий ответ: Майкл - международный адвокат, у него связи, он даже с судьями на ты.

Адвокаты МакИлрота объяснили ситуацию иначе: - Углубленные медицинские обследования не показывали изменения здоровья у детей. Никаких следов травм не было. Получается, что вместо сотрясения мозга имело место сотрясение воздуха.

Флорентийский сценарий

В России спор за детей начался заново. Вот только сценарий оказался тем же. Ребята по-прежнему не хотят видеться с отцом, хотя он постоянно приезжает в Питер и пытается встретиться. - Но почему дети отказываются общаться с папой? - спросил я представителя МакИлрота Евгения Тарасова.

Тот только пожал плечами: - Трудно сказать. В присутствии матери они повторяют, что не хотят видеть отца, что он их бьет. Но когда их опрашивал суд, говорили другое. В Петербурге снова произошел инцидент в духе флорентийского. Майкл пришел в школу пообщаться с младшеньким Эзрой. Вот как описала это событие Марианна: - У этого американского папы нет тормозов. Физически набросился на шестилетнего сына, схватил его за ноги, ударил головой об пол, стену, потащил вниз головой на третий этаж школы, где собирался общаться с ребенком. Он же право имеет, он же собственник!

В школе, что в Соляном переулке, о подобной жестокости не помнят. По словам директора, маленький Эзра не хотел встречаться с папой. Тогда Майкл взял ребенка под мышку и понес в класс. Вот и все насилие.

Есть у нас и видеозапись, которую вел сам Майкл: наученный горьким опытом, он теперь фиксирует каждый свой шаг. На пленке - класс. За учительским столом - кто-то из педагогов и Эзра. Сара с другим учителем стоит у стеночки. Все тихо, спокойно, никто не плачет, за разбитые головы не держится. Камера все время скачет, показывая то пол, то потолок: американец, пытаясь развеселить сына, прячется за партами, а потом выглядывает. Вдруг крики, грохот - в класс врывается Марианна: - Я на вас в суд подам! - орет она педагогам и принимается всех снимать на мыльницу. - Это мое время на общение с сыном! - пытается вставить слово МакИлрот. Только сейчас испуганный сын начинает громко реветь. - Не надо меня фотографировать, - просит одна из учительниц, но тщетно. - Давай быстро, поворачивайся! - огрызается Гринь. - Это называется насилие! Забрав детей, она стремительно уходит по коридору. Майкл остается в классе.

Откуда потом у Сары и Эзры взялись черепно-мозговые травмы - загадка. Однако в 78-й отдел полиции легло заявление от Марианны Гринь, где она требует возбудить уголовное дело против бывшего мужа. Как и в Италии, приложила бумагу из больницы. Правда, толку от этого, судя по всему, будет не больше, чем во Флоренции. - Если человек приходит в травмпункт или больницу и перечисляет симптомы черепно-мозговой травмы, то ему ставят предварительный диагноз, - рассказал невропатолог Михаил Семенов. - Именно предварительный, ибо для точного диагноза нужны обследования, наблюдение. Кроме того, если больной заявляет, что его избили, следует телефонограмма в полицию.

- После этого начинается доследственная проверка, - продолжили объяснения в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти. - Но для возбуждения уголовного дела нужен уже не предварительный, а уточненный диагноз. Если пострадавший отказался от обследований, значит, окончательного диагноза нет. Выводы делайте сами.

Передо мной те самые диагнозы из больницы имени Раухфуса. Ни у Эзры, ни у Сары - никаких патологий или следов травм. Только жалобы на плохое самочувствие. Впрочем, у девочки невропатологи нашли кое-какие легкие отклонения от нормы.

- Они могут быть как связаны с травмой, так и не связаны, - изучил выписной эпикриз Михаил Семенов. - Девочка здорова. Если идеальное состояние - это пятерка, то Саре я бы поставил четыре, даже с плюсом. - Так сотрясение у нее было или нет? - пристал я к доктору. Тот лишь плечами пожал. Почему американка сбежала с детьми от мужа в Россию

Все сначала

Из зала Петербургского городского суда, отказавшегося исполнять решение итальянской Фемиды, Марианна Гринь выходила с довольной улыбкой победительницы. Дети пока остаются у нее. Во всяком случае до тех пор, пока очередной суд не примет другое решение. Хотелось за нее радоваться. Но меня мучили нестыковки в ее рассказе. - Вы препятствуете встречам отца с ребятами? - спросил я счастливую мать. - Я никогда не препятствую, у меня дети не двухлетние, - ответила Марианна. - Двое из них выше меня ростом и басом говорят, поэтому препятствовать чему-либо не собираюсь, это невозможно.

- Тогда объясните видео, снятое в школе, где вы врываетесь в класс и не даете мужу общаться с сыном. Марианна изменилась в лице. Взгляд стал жестким. Улыбка исчезла. - Вас наняли представлять интересы американского гражданина, - отчеканила Гринь. - Ваши вопросы провокационные и ложные, отвечать на них нет никакого смысла. Спасибо, до свидания. До свидания! - и Марианна двинула рукой по микрофону. Потом рассерженная Гринь сказала еще пару слов. Неприличных, оскорбительных. Но с ними уже будет разбираться суд. В общем, о других нестыковках я ее спросить не успел. Майкл после суда сначала отказался общаться с прессой. Но потом все же согласился.

- Конечно, я расстроен, - сказал он. - Но я буду продолжать это дело. Придется повторять здесь, в России, весь тот путь, который мы уже прошли во Флоренции, снова подавать в суд. - Как вы собираетесь строить отношения с детьми, если они не хотят вас видеть? - Я готов сделать все, чтобы встретиться с ними. Когда невозможно общаться с ребятами, невозможно с ними разговаривать, мне очень трудно переубедить их, что та информация, которую им давали обо мне, - это неправда. Папа их любит так же, как и раньше, а все, что им наговорили, - неправда. - Представьте, что ваши дети сейчас вас слышат. Что бы вы им сказали? Глаза Майкла сразу просветлели: - Я скучаю по вам, ребята, я очень вас люблю, пишет Комсомолка.

Россия/США, 2013