Очередная кинутая русская жена

Наташка и кудрявыйПередо мной в фойе маленькой египетской гостиницы сидит напряженная, как сжатая пружина, женщина. У Наташи Бугай распахнутые синие глаза, русые волосы - мечта любого араба. Тем более простого официанта, каким был 28-летний Мухаммед в 2006 году. Именно тогда юная 19-летняя москвичка Наташа приехала в слепящий огнями Шарм-эль-Шейх в составе танцевальной группы. Спортсменка, танцовщица, блондинка - от местных кавалеров не было отбоя. «Он красиво ухаживал, клялся в любви...» - шепчет она общие слова. Другого ответа на вопрос, где была ее голова, когда она выходила замуж за местного, не зная ни языка, ни традиций, нет. А через год родился похожий на куклу Иосиф Эльбахрауи...

Именно ради встречи с ним - уже не говорящим по-русски малышом - сегодня эта несчастная, измотанная женщина живет на улице и часами просиживает напротив окон презирающего ее арабского мужчины, осыпаемая насмешками соседей (это то, чего она заслуживает - прим. ruschippies) и, увы, так и не получая помощи от российского консульства. Одна... Одна из многих, попавшихся на удочку столь популярного сегодня у россиянок русско-арабского романа и до последнего не желавших верить в то, что совершили ошибку.

Конечно же, изначально все девушки шоу-балета были настроены «только работать». Как оберег-заклинание повторяли то же, что и тысячи их предшественниц: «Какие-то необразованные египтяне... Ф-р-р! Я вообще не люблю брюнетов». Обычное дело - мало кто способен сразу оценить истинную силу притяжения Египта. Ведь дело не только в завораживающем бархате арабских глаз. Измученных дождями северянок сражает вся картина экзотического побережья: вечное солнце, пьяный аромат моря, пляжная сальса, страстно-голодные мужские взгляды... Традиционное же «беби, ай лав ю!» только вколачивает последний гвоздь в мечту остаться здесь.

И вот, не проходит и недели, выясняется, что среди «всех этих арабов» есть один-единственный - умный, интеллигентный, красивый и влюбленный в нее так, что хоть завтра готов жениться. Имя таким историям - легион! И с Наташей произошло то же самое. В общем, по возвращении в Россию шоу-балет не досчитался одной танцовщицы.

А она - счастливая и влюбленная - поселилась с новоиспеченным супругом на съемной квартире в новостройке, устроилась работать в фитнес-центр инструктором и таяла ванильным пломбиром от вечного курортного лета, неожиданно ставшего ее повседневностью. Мама переживала: чужая страна, муж-иноверец... Но и она успокоилась, получив фото счастливой, замужней, да еще и беременной дочери, живущей в утопающем в цветах особняке с громадным бассейном. Забавно, что эта экзотическая сказка стоимостью 200 долларов в месяц усыпляюще действует не только на девочек, но и на их родителей.

Впрочем, Наташа сделала все для того, чтобы обезопасить себя от неприятных «сюрпризов». Они с Мухаммедом заключили реальный брак, а не «гостевой Орфи» («Орфи» - нотариально заверенная «помолвка», которую египетские мужчины часто выдают за настоящий брак. На деле же бумага не имеет почти никакой юридической силы, но дает мужчине право спать с женщиной и впоследствии отобрать у нее детей. - Я. Т.). Рожать будущая мама уехала в Москву, чтобы у Иосифа было российское гражданство. Все предусмотрела! Ни одной ошибки! Русско-египетская общественность признала чету Эльбахрауи счастливой парой. И зазвучал марш Мендельсона, в такт которому разлетелись в прах предрассудки о «разнице менталитетов»...

- Мы иногда ссорились, но все пары ссорятся, - вспоминает Наташа. - Он грозился: «Женюсь на другой!» - но я не воспринимала эти угрозы всерьез. Ведь в самом начале отношений он говорил, что не хочет двух и более жен, хотя мусульманину это и разрешено...

Недоглаженные рубашки, нелюбимый борщ, сын, который проводит пару утренних часов в яслях, пока жена работает... Все, что русской девочке казалось мелочью, Мухаммед возводил в ранг позорящей его трагедии. Наташа была счастлива и не замечала сгущающихся туч! А тем временем в родном селе Мухаммеду уже подыскивали новую невесту. К осени 2010-го за спиной у русской жены ему уже сосватали новую - троюродную сестру: настоящую, честную арабскую девственницу (правильно, сдалась ему русская шлюха - прим. ruschippies).

- Они ждали, только когда Йоське два годика исполнится, - шепчет, глотая слезы, Наташа. - Ведь по Корану - это 100-процентное окончание кормления грудью и самый ранний срок, когда можно отнять ребенка у матери. Восьмого октября был день рождения сына. Потом Мухаммед сказал, что хочет съездить с ним к бабушке - его матери. Они уехали, а через пару дней...

В тот день ничего не подозревающая Наташа отправилась на работу - в фитнес-центр, потом на прогулку... Тут-то ей и позвонили друзья мужа:

- Домой не ходи! Там уже сменили замки и живут другие люди. Это тебе перед отъездом просил передать Мухаммед. Лучше всего возвращайся в Россию (нет, уж спасибо - оставьте себе - прим. ruschippies)...

Можно ли было поверить в такое? Конечно, нет! Как «другие люди» могли за несколько часов ее отсутствия поселиться в квартире, где она с семьей жила четыре года? Как мог так поступить с ней отец ее ребенка, который клялся в вечной любви? К тому же в квартире остались все ее вещи: документы, украшения, деньги, одежда... Абсолютно все, кроме спортивного костюма и сумки, с которой она утром вышла из дома.

Наташа позвонила мужу - абонент был недоступен. Недоумение сменилось ужасом. Кинулась обзванивать подруг - одной возвращаться домой было страшно. Собралась компания - четыре русские женщины. Вместе с ними подошла к дому. Сквозь жалюзи окон пробивался свет, там кто-то был. Каменная лестница, второй этаж... Ключ упрямо проворачивается в замке. Тщетно! Наташа начала барабанить в дверь, и тут же появилась полиция: «Мы вынуждены арестовать вас, так как нам позвонили, что вы пытаетесь ограбить чужую квартиру».

- Было ясно, что их подкупили или подговорили, поэтому убеждения бессмысленны, но я боролась до последнего! - сверкает глазами Наташа. - Я говорила им, что там мои вещи, требовала вскрыть дверь, чтобы доказать... Но мне отказали. Я пыталась позвать соседей, чтобы подтвердить, что они знают меня, но никто не открыл дверь. Моих же подруг полицейские даже не слушали. Тогда я потребовала вызвать русского консула. Но и его появление ничего не решило. Мало того, он сам сказал мне, что лучше нам поехать в участок. Так я оказалась в тюрьме по подозрению в ограблении. Правда, просидела там меньше суток - «до выяснения обстоятельств». Но этого вполне хватило для того, чтобы брат Мухаммеда (по словам подруг, в квартире сидел именно он) сжег, вывез и уничтожил все доказательства моей жизни в этой квартире. Уничтожил саму мою жизнь...

Как шпионы, по одному, мы с Наташей проникаем на территорию квартала, который когда-то был ее домом. Это на всякий случай, чтобы охрана у шлагбаума по просьбе Мухаммеда не вызвала полицию.

Чудесный сад, цветы, здоровающиеся с бывшей соседкой египтяне... Наташа ведет меня вдоль кромки бассейна к крайнему лежаку:

- Вот наши окна на втором этаже. Он снова там живет, но теперь уже один - сына на время работы сдает родственницам. А я живу вот здесь. Сижу часами и сверлю подъезд взглядом в надежде, что он привезет Йоську домой и я смогу его увидеть...

Поначалу Мухаммед прятал Иосифа у матери в деревне. Туда путь для Наташи был закрыт - закидали бы камнями еще на подходе. Но, видимо, осознав, что российская подданная не представляет опасности, так как защищать ее некому, Мухаммед вернулся с мальчиком в Шарм. Вот только мать к нему почти не подпускают. Наташа уже привыкла к беззаконию и отчаялась.

С того дня, как ее, словно собачонку, выкинули на улицу, прошло три месяца. Полиция так и «не нашла времени» опросить соседей на тему правдивости Наташиных утверждений о четырех годах проживания в этом доме. И не найдет! Кто ж против своих для какой-то русской пойдет?

Наташа живет на улице, скитается по подругам, носит чужую одежду... Из того, что оставалось в квартире, ей так и не удалось получить ни одной вещи. Не вернули даже паспорт. А консульство смогло помочь лишь временной бумагой, удостоверяющей личность. Сказали: «Чтобы восстановить документы, вам нужно ехать в Россию».

- Мухаммед только этого и ждет. Сказал, что даже вещи отдаст, если соглашусь уехать. Но, как только я переступлю границу, он напишет заявление с требованием не впускать меня больше в Египет. Муж в Египте имеет полное право не выпускать жену из страны, а если она оказалась «нерадивой» - не впускать ее обратно.

Только из-за двухлетнего Иосифа несчастная женщина и смирилась с участью бомжа. Недавно начался суд, который должен решить, с кем будет жить мальчик. И ради того чтобы выиграть его, Наташа готова на все!

Но в мусульманском обществе интересы мужчины всегда стоят выше женских. А тем более если женщина - русская танцовщица, что в Египте считается синонимом шлюхи. Зная это, Наташа, как чеснок от вампиров, носит с собой фото Мухаммеда с бутылкой пива, чтобы доказать суду, что и он не такой уж правоверный мусульманин. Но что это по сравнению с ее «пороками»: стремлением работать, детсадом для ребенка, коктейлями со спиртным и - о ужас! - красноречивым отказом говорить на тему вероисповедания, ведь немусульманка не может воспитывать правоверного мальчика!

- Он же маленький еще, все быстро забывает, даже меня... - еле сдерживает слезы Наташа. - Мухаммед меня пару раз пустил на полчаса. Я сына на ручки взяла, а он к папе просится... И по-русски уже не говорит. Даже слово «мама» забыл...пишет Комсомолка.

Египет, 2011