Нищий узбек посадил русскую в гарем

Инна КобиловаЖенщина чудом вырвалась оттуда через 9 лет заточения. Тропинку к прогнившему деревянному домику на окраине свердловского городка Нижняя Салда давно замело снегом. Здесь, под Екатеринбургом, живет 30-летняя мама с тремя детишками. Инна Кобилова с грустью вспоминает, как красиво и романтично все начиналось 16 лет назад. Она только окончила школу в Нижней Салде. Узбек Мароф служил там в воинской части - тогда еще Cоветской Армии. Они случайно встретились в кинотеатре. Смуглый красавчик атлетического телосложения с необычным именем Мароф сразу понравился девушке.

- Поедем ко мне на родину, в Самарканд! - уговаривал он. - Очень красивый город! В родительском доме будем жить - там же хоромы! Займемся бизнесом, заживем.

- Поехали, - не раздумывая, согласилась девушка.

"Иди торговать помидорами!"

Родители отговаривали Инну как могли, но любовь вчерашней школьницы была сильнее... Ее не поколебал даже раскрывшийся уже в Самарканде обман: обещанные хоромы оказались старым перелатанным домишкой, в котором уже ютились 13 человек. "С милым рай и в шалаше", - успокаивала себя девушка.

- Я люблю тебя! - кричал на пиру выпивший Мароф своей невесте. Толпа родственников и соседей аплодировала и пускалась в пляс... Гулял весь поселок.

Через год родилась дочка Лола. А спустя несколько месяцев муж заявил супруге:

- Нечего дома сидеть, иди работать.

- Но куда? У меня же ребенок на руках, - недоумевала она.

- Да хоть помидоры выращивай.

Спустя некоторое время Инна уже таскала овощи по рынкам. Потом стала ездить продавать их в Россию.

- С этих пор муж бросил работу и стал все меньше уделять мне внимания, - вздыхает Инна. - Пропадал где-то все время. Я пыталась с ним поговорить, но в ответ слышала: "Иди лучше помидоры продавай да жрать готовь!"

А потом муж привел в дом... вторую жену. Когда Инна застукала ненаглядного с девушкой, хотела было закатить скандал. Не успела - Мароф залепил ей оплеуху и грозно произнес:

- Это Зилола! Она будет жить с нами! Ты не в России, у нас можно...

Действительно, хотя многоженство в Узбекистане законом не разрешено, мужчины частенько заводят новую возлюбленную, ссылаясь на разрешение ислама иметь до четырех жен. Инна узнала об этом в то время, когда вынашивала вторую дочурку.

- Я не могла смириться, что с нами будет жить какая-то женщина! - плачет Инна, вспоминая пережитое. - Выгоняла ее, когда мужа не было дома. Были драки с выдиранием волос. Зилола уходила. Но Мароф все равно возвращал ее.

В конце концов, родив вторую дочку, Инна смирилась с сожительницей. Надеялась, что муж одумается или самой Зилоле станет стыдно и противно жить в "шведской семье".

Но этого не произошло. Ни Зилола, ни Мароф не видели ничего противоестественного в этой ситуации. Для Марофа это была не "шведская семья", а гарем.

Прошел год. Инна и Зилола постепенно привыкли друг к другу. Даже подружились. Вместе стали продавать помидоры.

А Мароф снова загулял. И однажды привел домой новую жену, уже третью. Правда, та в доме не прижилась. "Султан" сам ее выгнал - работать не хотела... Но планов расширить гарем не оставил, хотя семья тонула в нищете. Любвеобильный муж не собирался содержать женщин и детей. Тогда Инна и решила сбежать - после 12 лет, проведенных в Узбекистане.

- Когда мы ездили все вместе на заработки в Уфу, он меня сильно избил. На лице места живого не было, - рассказывает Инна. - Я собрала детей, села в поезд и уехала домой, в Салду.

...Здесь она уже два года живет в страхе, что супруг вернется за ней. За это время у Инны уже родилась третья дочка. Ее нового возлюбленного зовут Икром.

- Снова узбек? - удивляемся мы.

- Так уж у меня жизнь складывается. Этот человек совсем другой. Родился на Урале. Я его люблю и жалею, - тихонько говорит Инна. - Он очень болеет. Я за ним ухаживаю.

Сама Инна сидит дома с тремя маленькими дочками. Еду выпрашивает в местной больнице.

- Устроиться на работу не могу - все документы остались у Марофа, кроме паспорта, да и тот узбекский. Муж требует, чтобы я к нему вернулась с детьми. И угрожает: мол, приеду в Салду, спалю дом и всех родственников поубиваю...

- Вы боитесь?

- Еще как. Он на все способен. Но я к нему не вернусь. Лучше на улице жить, чем в его гареме, пишет centrasia.ru.

Узбекистан, 2007