Нигериец подставил русскую сожительницу с наркотиками

Ангелина ПуртоваВ январе 2014 года Ангелина Пуртова была задержана в аэропорту Мале, столице Мальдивских островов. С собой у нее было с 2,2 килограмма кокаина. Крупную партию наркотиков обнаружили в потайном кармане сумки, которую попросил доставить в Бангкок бойфренд Пуртовой, 30-летний нигериец Ленз Коллинз. Так, ничего не подозревающая русская туристка превратилась в наркокурьера, и по местным законам ей грозило до 25 лет тюрьмы. Однако спустя семь месяцев заключения в СИЗО Ангелину депортировали с островов. Девушку освободили, так и не огласив приговора.

– Ангелина, как ты оказалась за границей?

– В 2012 году я улетела жить и работать стилистом в Таиланд на остров Пхукет. Эта страна привлекла меня легкостью визового режима, улыбками, теплом.

– Как ты познакомилась с Лензом Коллинзом и чем он тебя зацепил?

– Познакомились мы в январе 2013 года в социальной сети. Он жил в Бангкоке. Какое-то время переписывались, потом обменялись телефонами, встретились. Харизматичный, ухоженный, он производил впечатление уверенного, стабильного и в тоже время не чопорного молодого человека, заинтересованного в постоянных отношениях. По выходным мы летали друг к другу. Ленз очень красиво ухаживал, дарил подарки, говорил красивые слова, постоянно звонил мне и писал эсэмэски. Его реально было много! Он заботился обо мне, интересовался всегда, покушала я или нет, холодно мне или жарко, выполнял любой каприз.

– И ты влюбилась?

– Я вообще была от него без ума!

– Когда вы стали жить вместе?

– В апреле он пригласил меня переехать к нему в Бангкок. Сказал, что любит и не может уже так раз в неделю по выходным встречаться. Я недолго думала, так как была влюблена, и в мае 2013 года переехала. Ленз снял вполне уютную квартирку, так же окружал меня заботой и вниманием, начал говорить о семье, строил планы на будущее.

– Ты пыталась узнать о его родне что-то?

– Да, он сам много рассказывал о семье, говорил, что его родные в Африке, в Нигерии живут, родители пожилые, переезжать не хотят. Мы даже по скайпу разговаривали. Ленз со всеми знакомил меня, представлял женой будущей, хотя кольцо не дарил.

– А твои родители как отреагировали, узнав, о потенциальном зяте из Нигерии?

– Мои были сразу против наших отношений, так как он чернокожий. Я, естественно, не слушала, называла их расистами.

– У тебя вообще никаких мыслей не было, что он не честен с тобой?

– Никаких! Этот человек каждое воскресенье ходил в церковь, при мне занимался строительством клуба, работал, уставал. У него была обычная машина, жили в обычной однокомнатной квартире. Я была на его вечеринках, где Ленз работал диджеем, но говорил, что у него есть пара ювелирных магазинов в Таиланде.

– Он ведь как раз и предложил тебе помочь с ювелирным бизнесом?

– Да, через пару недель после переезда Ленз спросил, не хочу ли я помочь ему по работе, сославшись на то, что я скучаю дома, а он не может уделять мне достаточно времени. Сказал, что возможна поездка в Бразилию на пару недель, а когда вернусь, клуб уже не будет отнимать у него так много времени. Я спросила, с какой целью поездка и как она будет организовываться. Он ответил, что камни и золото он привозит из Бразилии и Африки, а сами изделия уже изготавливают и продают в его магазинах в Таиланде. В Сан-Пауло меня должны были встретить его партнеры. Просто нужно будет забрать сумку и привезти ее в Таиланд. На мой вопрос, почему нельзя отправить все материалы службой доставки, он сказал, что это не безопасно, он доверяет только близким людям, заверил, что его друзья часто летают для него, и ничего в этом особенного нет.

– Интуиция тебе не подсказывала, что что-то здесь нечисто?

– Я ему доверяла, как доверяла бы любая влюбленная и окрыленная девушка, каверзных вопросов не возникало, и я согласилась. Тем более, кто бы мог подумать, что в аэропортах не стоит никаких детекторов на наркотики, и что их так легко, как оказалось, перевозить именно воздушным путем. Всегда и везде твердили, что в самолетах такая безопасность, таможни, сканеры и тому подобное. У меня даже мыслей не возникало о том, что может на самом деле лежать в сумке.

– В июне 2013-го ты совершила первую поездку за злосчастной сумкой. Когда забирала ее у партнера Ленза, тоже ничего подозрительного не заметила?

– На тот момент я не обращала внимания на то, что его партнеры всегда приезжали впритык к моему вылету! Видимо, чтобы я не успевала тщательно проверять. На скорую руку я вытащила все, что было внутри, ничего особенного не нашла, там всегда были вещи разные и украшения, камни. Рюкзак был тяжелым, набит под завязку. Теперь я, конечно, понимаю, что все это было сделано специально, чтобы внимания не обращали такие дуры как я. А тогда я и думать не могла, что такой близкий человек может просто пользоваться мной. В сентябре, поддавшись уговорам Ленза, я снова отправилась в Бразилию по тому же маршруту.

– И эта поездка прошла гладко?

– Да.

– В январе состоялась последняя поездка такого рода, но как ты оказалась на Мальдивах?

– Мы планировали совместный отдых в январе-феврале 2014-го в Пхукете. Он попросил снова вылететь в Бразилию, а после мы бы встретились в Таиланде и провели пару недель отпуска. О том, что маршрут этой поездки изменится, мне стало известно только в Бразилии. Мне нужно было возвращаться в Азию через Мальдивы. Увидев, высланный Лензом билет в Мале, я спросила, почему и зачем мне делать петлю и останавливаться там с выходом в страну. Он ответил, что так будет лучше для меня, рассказывал, как там красиво и что вообще за вопросы, летишь на Мальдивы, еще и возмущаешься. Шутки шутками, а ехать туда мне не хотелось. Но, увы, маршрут выбирать я не могла. Так я и оказалась в Мале 27 января 2014 года.

– Для тебя было шоком, когда в твоей сумке обнаружили больше двух килограммов наркотиков?

– Не то слово! Когда в таможенном кабинете обнаружили «второе дно» в сумке, я сразу же сказала, что готова сотрудничать с любыми органами, лишь бы доказать свою непричастность к такому грузу. Поэтому полицейские запланировала операцию по поимке, планировали вылететь со мной в Пхукет и там задержать виновного. Общаться ни с кем, кроме Ленза мне не разрешали. Увы, операцию отменили прямо перед вылетом в Таиланд, сославшись на недостаток бюджета. Тогда меня оправили в СИЗО. Нас было семь задержанных девушек под следствием. У всех одинаковая история, у всех бойфренды из Нигерии, которые живут в разных странах.

– Каковы были условия содержания в СИЗО? Вроде бы пришлось спать на голом полу.

– Спали мы действительно на подстилках пластиковых, тонких, на бетоне, кости болели жутко! Повсюду бегали муравьи, тараканы, мыши. Нас было не больше 25 человек в камере, 80 процентов девушек героинозависимые, то есть ломки, их «отходняки» на наших глазах происходили.

– Ты была уверена, что тебя оправдают?

– Я была уверена, что если будет суд, то вынесут приговор не в мою пользу, так как юридической системе все равно, пытался ты что то доказать или нет. Наркота в твоей сумке, и это главное доказательство. Но я верила, что меня не оставят родные и близкие, что за меня все молятся, и что справедливость восторжествует и меня депортируют до начала судопроизводства. Для меня было два выхода: свобода или смерть. Об этом тоже мысли были, конечно, ведь в тюрьме там жизнь не сахар.

– По каким причинам суд не состоялся, и тебя депортировали в Россию? В СМИ писали, что «на фоне обострившихся отношений между Мальдивами и Россией после задержания американскими агентами в международном аэропорту Мале российского хакера Романа Селезнева, который является сыном депутата Госдумы». Это так?

– Это правда. Наш консул сказал, что мне повезло, что так случилось. Я узнала о том, что свободна 17 августа, хотя официально бумага была подписана 14 числа. И никому об этом не сообщили, ни моим родителям, ни мне, ни адвокату даже! Когда мне секретарь сказала, я даже не поверила. Но меня все равно держали в СИЗО до момента депортации. 27 августа я приехала в родной Челябинск.

– Ты почти месяц дома. Как провела эти дни?

– Я лечилась, ходила по больницам, восстанавливалась. Ведь оказалось, у меня было предъязвенное состояние, от этого все лето сильно болел живот. Работать начала через неделю уже. Встречалась с друзьями. Близкие меня вообще, очень поддержали. Были и те, кто отвернулись, людям всегда хочется хлеба и зрелищ, поэтому к негативной реакции я была готова. Когда я была в тюрьме, много грязи вылили на меня конечно.

– Правда, что к тебе обращались девушки, которые могли также стать жертвами нигерийского наркокартеля?

– Да. С одной Ленз уже завязал тесные отношения, она к нему летала в Таиланд. Узнав мою историю в СМИ, она перестала с ним общаться. Также писала сестра девушки, живущей в Таиланде с нигерийцем. Не знаю, как там события развиваются, но она расспрашивала меня, как узнать, как предупредить сестру.

– Кстати, что тебе известно о судьбе Ленза?

– Он живет себе припеваючи. После говорил, что ничего не знал, что он был на Мальдивах, меня там искал с фотографией, у каждого полицейского про меня спрашивал, и никто ему не сказал ничего. Что потом он сделал все возможное для моего освобождения и что якобы только благодаря ему меня отпустили. А сейчас я такая-сякая в СМИ его фото отдаю и рассказываю, будто он плохой.

– Что сейчас в твоих планах?

– Я начала писать книгу. Она будет не только об этой истории, а про мою жизнь в целом.

– После произошедшего, наверное, ты разочарована в мужчинах?

– В мужчинах я не разочаровалась, так как были и есть рядом со мной мои друзья мужского пола, замечательные люди. И разочаровываться в жизни у меня нет причин. Каждому дается испытание и силен, оказывается не тот, кто не падает, а тот, кто может подняться, передает chelyabinsk.rusplt.ru.

Мальдивы, 2014