Москвичка попала в гарем к мужу-сирийцу

Имад и Ирина Халак-КантакджиМосквичка Ирина Халак-Кантакджи проклинает тот день, когда судьба свела ее с будущим мужем-извергом. Единственной радостью для женщины в эти годы стала доченька Амина. Но и ее Ирина теперь может лишиться...

С горячим сирийским парнем Имадом Халак-Кантакджи Ирина познакомилась 11 лет назад. Болтала с подружками в кафе, когда к ним за столик подсел высокий восточный мужчина. - Дэвушка, вы ослепительны! - прилип незнакомец к Ире, не сводя с нее глаз. - Дадите номер телефона? Ирина только рассмеялась.

- Не понравился он мне! - вспоминает сейчас она. - Лысый, небритый, наглый... В тот день Ирина вежливо отшила ухажера, но вскоре они вновь встретились. Вечером ловила такси, а поймала иномарку с Имадом за рулем! - Этого я не ожидала, - рассказывает Ирина. - А он опять принялся выпытывать у меня номер телефона.

Чтобы отвязаться от нежеланного кавалера, она дала ему номер. Имад звонил каждый день, вымаливал свидание. Они стали встречаться. Имад рассказал, что приехал в Россию из Сирии на заработки. В Москве заключил фиктивный брак, оформил российское гражданство. В столице он сначала открыл киоск, где торговал дешевым парфюмом, а затем занялся трансфером валюты - через банки переправлял деньги в другие страны.

Через три месяца Ирина и Имад решили пожениться. Мать девушки узнала об этом лишь накануне свадьбы. - Потом плакать будешь! - предупреждала она. - У сирийцев совсем другая культура, другие традиции! Но Ирина только отмахивалась: мол, замужем лучше, чем одной.

«РЕБЕНОК МНЕ НЕ НУЖЕН»

Молодожены решили обойтись без свадебного платья и толпы гостей. После бракосочетания просто посидели вдвоем в ресторане. А вскоре Имад объявил, что ему надо съездить на родину.

- Из Сирии он вернулся сам не свой, - вспоминает Ира. - Стал приходить домой пьяным, дебоширить. Бывало, выпьет виски и начинает стрелять из газового пистолета! Или меня бьет. Я милицию вызываю, а он убегает. Наутро приходит трезвый - лезет извиняться... Когда Ирина забеременела, супруг заявил: дети ему не нужны.

- Делай аборт, - потребовал он. Ира отказалась. Так на свет появилась Амина. Через месяц Имад вдруг сообщил: - Я уезжаю в Сирию. Если не хочешь оставаться одна с ребенком - собирайся.

СПАЛ С ЖЕНАМИ ПО ОЧЕРЕДИ

- Он мне много рассказывал о своей родине, - продолжает Ирина. - Говорил, что у него там много богатых родственников и роскошная вилла - рай для новорожденной дочки. Увы, все оказалось не так...

Хама - родной город Имада - был неприглядным: убогие дома, нищие жители. А во «дворце» мужа не оказалось ни отопления, ни воды... При всей родне супруг приказал Ирине принять ислам.

- Здесь так принято, - объявил он. Россиянка попросила обсудить этот вопрос наедине. Муж удивился: - Наедине? А как же другие мои супруги? Оказалось, что по соседству с ней живут... еще две жены ее мужа! - Он, видите ли, в России мне об этом не хотел говорить! - негодует Ирина. - А у самого от первой жены две дочки и от второй - еще одна. Он ее зачал, когда в последний раз сюда летал, сразу после нашей свадьбы!

...С того дня жизнь Ирины превратилась в ад. Имад уже не проявлял к ней нежных чувств, зато следил, чтобы она выходила из дома только в длинных юбках и закрытых кофтах. Вскоре он перевез в дом двух дочерей от первой жены и велел Ире нянчиться с ними. - А сам приходил домой спать через раз, проводил ночи с другими женами! - плачет женщина.

Девочкам, которых он привез домой, было шесть и восемь лет. Малышку Амину они невзлюбили. - Стоило мне только отойти, как они начинали колотить доченьку, - вспоминает Ирина. - Я с ними общий язык найти не могла - они же на арабском разговаривали...

Всякий раз, когда Имад появлялся дома, он напоминал жене об исламе. Ирина стояла на своем: она от христианства не откажется. Споры о вере нередко заканчивались побоями. И Ира поняла, что жить с этим человеком она не сможет.

«ДОЧКУ У ТЕБЯ ЗАБЕРУТ»

Через некоторое время Имаду предложили работу в Дамаске. В столицу Сирии они поехали втроем, сняли квартиру. - В Дамаске очень много русских. Я там познакомилась со многими женщинами из России, которые оказались в такой же ситуации, как и я, - говорит Ирина. - Но не встретила там ни одной, которая была бы счастлива в браке. Все жалели, что вышли замуж за сирийцев и приехали сюда. Мечтали вернуться обратно...

Ирина решилась на побег. Спустя четыре года, прожитых в Сирии, в январе 2009-го, она тайком купила билеты, собрала вещи, пока мужа не было дома, и улетела в Москву вместе с Аминой. - Я больше не могла там находиться! - признается Ира. - Боялась, что он меня когда-нибудь просто убьет.

На следующий же день супруг позвонил. Сначала просил прощения, а потом пригрозил: «Все равно не спрячешься! Дочь должна воспитываться в мусульманской семье. Если не приеду сам, то я найму людей в России, которые заберут у тебя Амину».

- Сейчас я прячусь у знакомых в Подмосковье, - говорит Ирина. - Столичную квартиру сдаю, чтобы было на что жить и за детсад платить... Но я боюсь, что Имад вот-вот вернется за дочкой. У него российское гражданство, и он легко сможет вывезти ребенка за границу... Не знаю, как защитить свою единственную кровиночку, передает Комсомолка.

Сирия, 2009