Отец Саввас спас 60 русских проституток

Отец Саввас спас 60 русских проститутокИх церковь укрепляет наши ценности

На улице, на которой живет отец Саввас, находится 26 кабаре. В каждом минимум 10 секс-работниц: россиянки, украинки, молдаванки. Всего же, по его оценкам, на Кипр каждый год заезжают примерно 7 тысяч проституток из бывшего СССР.

- Вы, наверное, думаете, что проституция - их личный выбор? Зря, - расстраивается отец Саввас. - Примерно 40 процентов девушек становятся проститутками под угрозами сутенеров. Самых строптивых в первые же дни отправляют обратно. Остальных удается сломить. Я знаю только одну девушку, которая, прилетев на Кипр и обнаружив, что вместо безобидных коллективных танцев в народных костюмах ее заставляют спать с клиентами, набросилась на сутенера с кулаками. Остальные, поплакав, привыкают к деньгам, начинают оправдывать себя тем, что им нужно скопить на квартиру или на учебу, и становятся истинными проститутками. Самые опытные могут заработать до 200 долларов за ночь. Для девушки с Украины, которая у себя на родине получает 1 доллар в день, это искушение. Но я хочу сказать не об этом. Об остром падении моральных ценностей после распада Союза. Если эти девушки в своих маленьких бедных городках соглашаются танцевать перед мужчинами и заниматься консумацией («раскручивать» клиента на выпивку. - Ред.), значит, их моральность липовая! Я никогда не видел религиозных девушек, которые попали бы в проституцию. Они предпочитают голодать, но никогда в жизни даже и не подумают работать танцовщицами кабаре! Я слышал, что в советские времена ваше общество было более консервативным. Это так? Я хочу, чтобы наша церковь укрепляла ваши моральные ценности!

Приезжаем в приют - два примыкающих друг к другу небольших дома, выделенных под благое дело самим митрополитом Кипра. Сейчас здесь живут 9 девушек, всего же за этот год через него прошло 60 человек. Идея отца Савваса глубоко коммунистична: он считает, что если предоставить проституткам бесплатное жилье, выправить документы на легальное проживание и найти честную работу, то они исправятся. И они исправляются! За год существования приюта система дала сбой только два раза: в первом случае «артистка», проведя здесь ночь, плача, вернулась обратно в кабаре, потому что деньги для нее были важнее самоуважения. А во втором девушку пришлось срочно отправлять домой, на Украину, - она съела все продукты из холодильника и выпила все спиртное в доме, куда ее устроили работать уборщицей.

В стенах приюта бывшие проститутки выглядят совсем иначе, чем в кабаре. Умытые, чистенькие - обычные провинциальные девчонки, обманутые жизнью и людьми.

- Прилетаешь на Кипр, - рассказывают они, - думая, что будешь работать танцовщицей. А тебя прямо с самолета везут в кабаре и требуют изобразить лесбийскую любовь, взяв в руки искусственный... ммм...

- Пенис! - без тени смущения подсказывает отец Саввас.

- Да, да, - краснеют они. - Если этот экзамен проходишь - получаешь высокооплачиваемую работу. Ну а если начинаешь стесняться или плакать - тебя везут в кабаре попроще и «разговаривают» кулаками. Был случай: одна девчонка отказалась участвовать в лесби-шоу, так вторая, которая должна была танцевать женскую партию, упала перед ней на колени и взмолилась: делай, что скажут, а то не возьмут!

Родины они боятся больше борделя

Логичнее всего было бы, конечно, вырвав этих девчонок из лап сутенеров, немедленно отправлять их на родину, но родины они боятся пуще борделя. Это у них как диагноз, как всеобщий гипноз: зацепиться за Кипр, как за спасательный круг, и плыть, куда вынесет.

- Послушай, неужели мыть унитазы в чужих домах лучше, чем быть студенткой и жить дома у мамы? - спрашиваем мы Иру из Иванова, в университете ей оставалось доучиться всего один год. Она потрясенно молчит, похоже, эта идея просто не приходила ей в голову.

Ире повезло - другие девчонки о возможности уйти в приют просто не знают. Отец Саввас может раздавать свои брошюры у магазинчиков, где они покупают еду, или караулить их возле гостиниц, но зайти в кабаре в своей рясе, чтобы вести там проповедь, он не в силах! Как правило, о приюте проститутки узнают случайно. Светлане из Владикавказа об этой возможности рассказал русский клиент, который читал местные газеты. Инна из Донецка бежала сюда тайно, делиться планами с подружками в проститутском мире не принято - доложат сутенеру. А что в этом случае делает сутенер? Строчит донос в иммиграционную службу, которая на основании нарушения контракта аннулирует непослушным визы.

- Это потрясающее лицемерие со стороны нашего государства! - возмущается отец Саввас. - С одной стороны, посольства Кипра в массовом порядке выдают артистические визы, зная, кем на самом деле будут работать эти «артистки». С другой - полиция устраивает облавы и высылает из страны тех, кто отказывается работать в проституции!

...Страстность, с которой он об этом говорит, казалась бы наигранной, если бы потом мы не поехали на кладбище и не увидели, как он прыгает через лужи, разыскивая почерневший деревянный крест, так не похожий на элегантные мраморные памятники на могилах состоятельных киприотов. И нам становится безумно стыдно за то, что мы подозревали его в политическом пиаре. Потому что на кресте мы видим русское имя - Анна Матьянова - и слышим, как отец Саввас читает молитву, не замечая ни нас, ни дождя... По материалам Комсомолки.

Кипр, 2005