Азер и его русская жена продавали курянок в ОАЭ

Азер и его русская жена продавали курянок в ОАЭАхмед Гусейнов (имена изменены. - Ред.) - выходец из Азербайджана, несколько лет назад поселившийся во Льгове и женившийся на местной женщине Тамаре выбрал Льговский район Курской области для своей преступной деятельности. Где еще, как не в такой глуши, можно удачно морочить голову простушкам, обещая несметные богатства да мужа-принца на белом арабском скакуне?

Когда точно Ахмед начал свой «бизнес», следствию еще предстоит установить. Но уже сейчас ясно: с его «помощью» в ближневосточные бордели попало не меньше 20 девушек. Самостоятельно вернуться домой удалось только одной из них. Остальных после ее «наводки» вызволил Интерпол.

«Шейх согласен на тебе жениться!»

Доверчивых девиц Гусейнов ловил просто. Знакомился и заводил одну и ту же песню: «Ты знаешь, какие там деньжищи? Там же нефть! Заработаешь, а если повезет - и мужа найдешь. Мужики там все богатые!»

Насмотревшись по телевизору сказок о прекрасных принцах и неземной любви провинциалок с олигархами, селянки таяли. Тем более что дальше родной деревни (ну максимум Курска) никто из них сроду не ездил. А тут такая возможность мир посмотреть, да еще и заработать! Все ж не навоз вилами кидать: Ахмед в основном предлагал работу официанткой или гидом для русских туристов.

А некоторых прямо сразу «выдавал замуж», показывал фото восточных шейхов, их замков и роскошных автомобилей. Затем - нехитрая махинация: фотографировал деревенскую красавицу, а потом объявлял: «Я отправил твою фотку жениху. Он согласен!»

...Бывшую секс-рабыню Елену мы нашли в маленьком селе недалеко от Льгова. Обычная деревенская девушка, не красавица, немного полновата - а Ахмеду модели и не были нужны. Окончила местную школу, а профессию так и не получила. Из ближайшей родни у Лены - только бабушка, вдвоем и живут. В доме из предметов роскоши только цветной телевизор да домашний кинотеатр.

Фотографироваться Елена наотрез отказывается - позора не оберешься. Но рассказать о своих злоключениях на Ближнем Востоке согласилась: чтобы другие задумались и не повторили ее ошибок.

«На работу устрою, только паспорт отдай»

На удочку Ахмеда Лена попалась из-за кредита. Взяла в банке 30 тысяч, купила эти самые домашний кинотеатр и телевизор - вот радости-то было! - а отдавать, оказалось, нечем. Хотела на работу устроиться - некуда. Знакомые посоветовали пойти к Ахмеду: человек уважаемый, состоятельный, глядишь, и поможет чем.

Он и правда «помог»:

- Нэ грусти, красавица! Хочешь, на работу за границу устрою?

Лена готова была расцеловать «благодетеля»!

- Насчет документов и визы не беспокойся, все расходы беру на себя, - мурлыкал Гусейнов. - Только принеси свой паспорт, остальное не твоего ума дело.

Так девушка и сделала. И уже через месяц у нее были и загранпаспорт и виза.

- С собой много вещей не бери, только самое необходимое. Там все купишь, вечером уезжаешь, Тамара тебя проводит! - приказал на прощание Ахмед. - Поработаешь официанткой, все ж-таки там не рубли, а «зеленые» платят! На одних чаевых можно прожить, а может, и жениха найдешь! Да, возьми с собой только косметику и белье. Все остальное тебе там купят.

Сказано - сделано. Вечером Лена с Тамарой сели в машину и отправились в столицу. Оттуда - на самолете в Эмираты. Ни денег, ни документов у Елены при себе не было. Все это везла сопровождающая: «А то потеряешь еще!»

Худенькие - по четыре тысячи, полненькие - по семь

Тамара сначала поселила Лену в гостиницу. У той - никаких подозрений. А наутро улыбчивая жена Ахмеда постучалась в номер: «Ну что, поехали на работу устраиваться!»

Приехали. Вошли в обычный дом, Тамара позвонила в обычную квартиру. О чем-то пошепталась с хозяйкой, передала ей документы Елены на глазах у девушки и ушла. И Лена поняла: мышеловка захлопнулась...

...В комнате вместе с Еленой оказалось еще несколько землячек, которых Ахмед тоже отправил «на заработки». Старшей над ними была местная «мамка», еще ее называли «басихой» (ни имени, ни фамилии ее наложницам знать не полагалось). Она сносно говорила по-русски и приказывала, кому и что делать, сколько человек обслуживать. Кроме нее и клиентов девушки ни с кем не общались.

- Панимаиш, куда ты попала? Это мусульманская страна! - сразу объяснила Лене «басиха». - Такую, как ты, тут на куски разорвать могут, камнями закидать, так что бежать некуда!

- На каждую девушку обычно приходилось по два-три клиента в день. За плохое поведение «норму» увеличивали до 10 - 15 человек, - рассказывает сотрудник УВД по Курской области Богдан ПОНОМАРЕВ.

«Плохое поведение» - это если наложница отказывалась «обслуживать» какого-нибудь клиента или слишком настойчиво требовала ее отпустить.

Целый день девушкам приходилось сидеть взаперти. Если кто-то пытался «качать права», могли и избить. Чтобы не нарываться, девочки старались вести себя тихо, потому что самых покладистых ожидала «награда»: их могли вывести в ближайший супермаркет, чтобы она сама выбрала себе косметику, платье или зубную пасту. А самых непокорных, как предостерегли Лену новые подруги, могли и продать в другие бордели. Если в этом клиенты - люди более-менее состоятельные, то существуют притоны и для всякого сброда. А как там обращаются с девушками, лучше и не представлять... По словам наложниц, цена на «живой товар» - от четырех до семи тысяч долларов. Причем местные сутенеры предпочитают девушек в теле, за них и платят больше.

Побег

Но Лена оказалась строптивой.

- Сначала у меня было по одному клиенту в день, а через пару суток отправили на квартиру, где приходилось обслуживать за ночь по 12 человек, - с дрожью в голосе вспоминает девушка. - Как мне сказала новая «мамка», меня продали за четыре тысячи баксов. Ты, говорит, худая, таких здесь не любят!

Девушка снова начала скандалить, требовала вернуть паспорт и отправить ее в Россию.

- Тогда меня и еще нескольких русских девушек отвезли в другой отель со словами: «Сначала отработаете деньги, которые за вас заплатили!» - говорит Елена. - Одна девчонка сказала, что там по 30 - 40 человек придется обслуживать за ночь. А если что не так, то будут бить, вроде у них есть даже специальные люди для этого, что-то вроде охраны.

Ужаснувшись от такой перспективы, Лена с еще одной наложницей, Катей, просто сбежали. Девчонкам повезло - в какой-то момент «басиха» оставила ключи от квартиры на видном месте. Прихватив нехитрые пожитки, девушки выскользнули за дверь и отправились к арабу - знакомому Кати. У него они провели несколько дней. Но ни денег, ни документов не было, и Елена решила отправиться в полицию. Чтобы спровоцировать «жандармов», вышла на улицу в яркой открытой кофточке. Она шла по лице без документов и денег, зная только два иностранных слова: «Плиз» и «Хэллоу», пока в самом деле не нарвалась на полицейский патруль.

- Меня привезли в отделение, пригласили переводчика и стали спрашивать, как я попала в Эмираты, кто мой спонсор, - говорит Лена. - Я все рассказала. Они накормили меня, а вскоре привезли паспорт и дали билет до Турции.

- Я прилетела туда, а с собой - ни копейки! - продолжает Лена. - Стояла в аэропорту и плакала... Ко мне подошел какой-то мужчина, который немного понимал по-русски. Он позвал меня домой, накормил, дал позвонить в Россию. Я связалась с бабушкой, потом с дядей и попросила выслать мне деньги. Перевод шел сутки, и на это время поселилась у турка. Слава богу, попался порядочный человек... И когда я получила 320 долларов, тут же купила билет и улетела в Москву...

«Я им только добра желал!»

Приехав в родной Льгов, Лена тут же направилась к Ахмеду за объяснениями. Увидев девушку, он только руками всплеснул:

- Лэночка, да почему ж ты не позвонила, раз тебе там плохо было? Я же тебе только добра желал!

- Не знаю, как я ему в морду не плюнула! - брезгливо шепчет Лена. - Я хлопнула дверью и поехала в милицию - давать показания. К этому времени процесс уже пошел: после общения Елены с арабской полицией нескольких девчонок готовили к отправке на родину, и те тоже давали показания против Ахмеда.

По словам оперативников, они давно подозревали, что Гусейновы вербуют секс-рабынь. Однажды Тамару с одной из девушек даже задержали в московском аэропорту и учинили допрос. Но женщина уверяла, что едет за рубеж с чисто коммерческой целью, а девушку везет в качестве помощницы. И та поддакивала. Она-то ехала «работать официанткой»...

И вот как только Лена стала давать показания, Ахмеда с женой тут же арестовали. Сейчас они в изоляторе. В ноябре против них возбудили уголовное дело по статье «вовлечение в занятие проституцией, совершенное организованной группой». Обоим грозит до шести лет тюрьмы.

На допросах Гусейновы ведут себя уверенно и спокойно. Ахмед втирает очки теперь уже операм:

- Мы им помочь хотели! Ну что их тут ждет - ничего хорошего! Почти у всех нет работы, денег, родители пьют. А я им давал шанс достичь чего-то в этой жизни и желал только самого лучшего, - мурлычет по-прежнему Гусейнов. Кстати, сами сутенеры утверждают, что не скрывали от девчонок, что отправляют их на панель. А если тем уже потом что-то не нравилось: кто ж виноват!

...Большинство девчонок, вернувшихся домой, работать так пока и не устроились. Но уезжать из родных мест не собираются.

- По мне лучше навоз таскать, чем по 20 этих ублюдков за ночь обслуживать! - твердит теперь Лена.

Россия, 2008